подлинная история муму, рассказанная старым гувернером. документальная баллада. выпуск второй.
scheslvit
Оригинал взят у scheslvit в подлинная история муму, рассказанная старым гувернером. документальная баллада. выпуск второй.




                          


                                             Кавалер Кинг Чарльз спаниель.

                                 Предисловие и пояснения в первом выпуске.

                                                                          3
 
                                                       -- Ах эта скатерть! Я не раз
                                                       В таком зеленом кабинете
                                                       На славном сиживал банкете
                                                       Под тихим взглядом милых глаз...
                                                       Да что ж вы так дивитесь, дети!
                                                       То было прежде, не сейчас,
                                                       Теперь те дни умчались в нети
                                                       И милый взгляд давно погас.
                                                       Обижусь, право, я на вас!

                                                   -- Голубчик, Мартин, старый друг!
                                                       Оставь, на нас ли обижаться!
                                                       Тебя так любят все вокруг,
                                                       И мы с Элизабет, и братцы!

                                                   Про давность лучше расскажи,
                                                       В чём прелесть этой самобранки?
                                                       -- Столь простодушная приманка,
                                                       Образчик симпатичной лжи,
                                                       Порой целительна. Обманка
                                                       Для истомившейся души,
                                                       От повседневности беглянки,
                                                       Что солнца луч в ночной глуши.

                                                    Я, как вы знаете, учён,
                                                       Не чужд метафор и гипербол:
                                                       Здесь смысл двоякий заключён,
                                                       Но мы пока займемся первым.

                                                   Так назывался ресторан.
                                                       Он был таинственной десницей,
                                                       Что из России, заграницы,
                                                       Садов и рощ прекрасных стран,
                                                       Брала любое, что присниться
                                                       Тому, кто истинный гурман.
                                                       Тут стерлядь от щедрот волжан,
                                                       Из Бактрии ваниль, шафран,
                                                       Поморов дань, дары армян,
                                                       Всяк фрукт, что в тропиках родится,
                                                       Златые яблочки курян,          
                                                       Грузин столовая водица,
                                                       Бордо, Шартрёз и финь-шампань
                                                       Отколь? То знают и девицы.

                                                    Его стараньями в те дни
                                                       И наша скатеоть накрывалась,
                                                       Хоть самобранной называлась --
                                                       Нам так хотелось, так мечталось,
                                                       Нам всё волшебным представлялось,
                                                       Ведь сказке молодость сродни.

                                                   Над целым Миром мы тогда
                                                       Беззлобно, весело смеялись,
                                                       И над собой, ничуть не сжалясь,
                                                       Что так полезно иногда!

                                                   Комично строг официант,
                                                       Сверх разуменья чаевые --
                                                       Я был тогда негоциант,
                                                       Мы молодые и живые
                                                       И я не гнул пред жизнью выи,
                                                       Пока сиял мой диамант.

                                                   Ну, полно, будет обо мне.
                                                       Еще о белом на зеленом?
                                                       О, это было только фоном
                                                       На живописном полотне.
                                                       Корзинки кружевом плетеным
                                                       Вас покорили бы одне!

                                                   А в сем плену послушной ивы
                                                       Хранить уместно всё подряд.
                                                       Здесь возлежит фарфора диво,
                                                       А вот гранаты, виноград,
                                                       Пирог в заботливых салфетках --
                                                       Какой же пир без кулебяк!
                                                       И что-то редкое на ветках,
                                                       И уж совсем не редкий мак
                                                       В рулетиках, и в тарталетках
                                                       Пломбир, как произнесть при детках!
                                                       Но нынче получилось так,
                                                       Что на десерт прохладный маг!

                                                   О Мартин, милый, как ты чуток!
                                                       Еще и тем, что не сказал
                                                       Про блюда из бедняжек уток
                                                       И раков, чей конец так жуток!
                                                       И нам претило то, без шуток,
                                                       В меню был знатный промежуток,
                                                       И устриц я б не заказал.


                                                                                               продолжение следует



                                                                                                                                                                      
       

источник иллюстрации:
https://no.pinterest.com/explore/panier-osier-blanc/
                             


                                               
                                                      


                                                

                                    


                                            
                                         
                             
                                                   
                                                   

                                 
                                               

      
                                                 


Музей Галины Улановой
checkered
ukhudshanskiy
Оригинал взят у ukhudshanskiy в Музей Галины Улановой
Оригинал взят у [profile] tatiana_gayduk в Музей Галины Улановой


"Высотка" на Котельнической набережной - особое для нас с мужем место. Мы часто гуляем в округе этого дома: сказывается не только близость моей работы к этому месту, но и какой-то странный «магнетизм», который исходит из дома. Но вот попасть туда – дело вовсе не простое. Пройти через вездесущих бабушек-консьержек, которые знают тут всех и вся – тот еще квест. Тем более после некоторых недавних событий… Но единственный доступный всем и вполне легальный способ – это посетить квартиру - музей великой балерины Галины Улановой, которая прожила в этом доме 47 лет.

Вот туда-то мы и решили отправиться однажды!

Музей Галины УлановойCollapse )



Оригинал этого поста находится по адресу http://ukhudshanskiy.dreamwidth.org/7435091.html


Клара Гитлер и её еврейский врач
checkered
ukhudshanskiy
Оригинал взят у ukhudshanskiy в Клара Гитлер и её еврейский врач
Оригинал взят у [profile] ltraditionalist в Клара Гитлер и её еврейский врач.
Оригинал взят у [profile] joeck_12 в Клара ГИТЛЕР и ее еврейский врач.






(Доктор Блох с внуками, начало 30-х годов)

"14 января 1907 года ко мне на прием пришла ранее мне незнакомая пациентка 47 лет. Она жаловалась на сильные боли в грудной клетке, не дающие ей покоя ни днем, ни ночью. После осмотра я мог с большой долей уверенности сказать, что у нее новообразование в груди. Эта бледная полная отчаяния женщина была Клара Гитлер, мать Адольфа Гитлера."





Read more...Collapse )


Оригинал этого поста находится по адресу http://ukhudshanskiy.dreamwidth.org/7432952.html


подлинная история муму, рассказанная старым гувернером. документальная баллада.
scheslvit
Оригинал взят у scheslvit в подлинная история муму, рассказанная старым гувернером. документальная баллада.

                                                                              

                                                                                         


                  

                                      
                                                           Кавалер кинг чарльз спаниель.
                                                              (Подлинная порода Муму)
                                                        Это правда, так расшифровывают
                                                         современные специалисты турге-
                                                        невское “ладная собачка испанской
                                                                               породы
                                                    
Рожденный аристократом, бедный собак вырос среди необразованной публики, что слегка сказалось на его лексиконе. Но, одаренный от природы пытливым умом, он постоянно занимался самообразованием. Маленький, едва ни убитый мерзавцами, талантливый и трогательный, он вызывает у меня бесконечное сочувствие и любовь. Почему “он”? Но вы же читаете подлинную историю. Это ответ на все недоумения. Особенно на слово “собак”.

Я очень люблю доброго, образованного, ироничного Мартина, чуть смешное своей англоманией, семейство, в котором он служит. Прибегая к современным определениям, это "работающие" помещики-интеллигенты. Одного термина и вовсе в те дни не могло быть, другой поменял свой смысл. Тем не менее, папа, университетский профессор, мама, блестящая классическая вокалистка, проводят свои дни в трудах. Мартин, и друг, и помощник, незаменимый наставник тинэйджеров.
Томаса,  (это тот, кто позадиристее), Бенджамена, он чуть потише. Мериленд и Элизабет,тоже, "палец в рот не клади", вульгарно выражаясь. А в общем, это честные и добрые дети, говорят, что нынче таких производят в умеренном количестве. Но, если ваши как раз таковы, дорогие френды, пригласите их к этим страницам. Во-первых, узнают правду про Муму. А заодно, познакомятся с тем, "как и чего бывает" по слову М.З., в старинной жизни.
Что касается ряда разночтений в рассказе Мартина и произведении И.С.Тургенева (подмосковная усадьба, вместо обшарпанного дома на глухой окраине Москвы, камень вместо двух кирпичей, и тому подобного), полагаю, они несущественны. У меня нет оснований не доверять ни одному из этих достойных господ. Возможно, несовпадения эти вызваны неимоверными сложностями с публикацией опуса, вынудившими автора завуалировать некоторые детали.
Считаю нужным сказать, что это произведение И.С.Тургенева написано необыкновенно свободно, живо и ярко, и подчеркну, оно ни разу не сентиментально. Когда будете перечитывать, или читать рассказ впервые, обратите внимание, как гнусна тупа и жестока челядь, едва ли ни мерзее барыни, в своем бледном раскаянии вопившей, что она никого не велела убивать. И правда, не велела. Что-то мне это напоминает.



Наш рассказ открывает сцена подготовки убийства. В лодке стоит Герасим, кажется, пьяный. Шею Муму и камень соединяет довольно длинная веревка. Собак, сколько  позволяет вервие, нервно ходит по лодке.

                                                                      1

                   

                                        
                                                               Взглянул окрест себя Муму:
                                                               Скорей всего – конец всему!
                                                               Печален сделался собак.
                                                               Но почему, но почему?!
                                                               Я потрясен, я не пойму,
                                                               За что они со мною так!
                                                               Теперя, если по уму,
                                                               Его на дно*, её в тюрьму… *(всхлипывает)
                                                               “Чего разбегался, дурак?”

                                                               Чего разбегался? Чего?
                                                               То тайна главная его!
                                                               Заладил крошка-лицемер
                                                               “Собак знать должен свой маневр!”

                                                                Суров порой маневр смешной
                                                                Хмельной немой пловец дурной,
                                                                Волна сомкнулася с волной:
                                                                Обрел свободу крепостнрй.
                                                                Судьба, не ставшая рабой,
                                                                Свершила праведный разбой.

                                                                 -- Утри слезу, малютка мисс!
                                                                 -- Ты с добротой своей уймись,
                                                                 Что над злодеями рыдать? --
                                                                 -- Да ты не плачешь? Вот сюрприз!
                                                                 Не ожидал таких реприз!
                                                                 Совсем уж выросла, видать…,--

                                                                 “Ах, не томи!”, – взмолилась Лиз,
                                                                 “Мы ждём, изволь же продолжать!”
                                                                  Ну, что ж, коль страсти улеглись,
                                                                  Не стану пташкам возражать.

                                                                  Собак веревку перегрыз,
                                                                  И в Мир отправился без виз
                                                                  Из мест, способных жизнь пожрать.

                                                                 Но прежде, должен был бунтарь
                                                                  Добыть нехитрый инвентарь.
                                                                  Сложна задача, иль легка,
                                                                  Оставим мы его пока.

                                                                          2
                  
                                                                  Дубы могучи, травы пряны,
                                                                  Природным замыслам верны,
                                                                  Кувшинки в заводях жеманны
                                                                  Котишки в зарослях смешны.
                                                                  Стрекозы странны, пчёлы рьяны
                                                                  А как поляны зелены!
                                                                  Зарянки, грудками багряны,
                                                                  Вот-вот на скатерть самобранну
                                                                  Слетят, как Боже их храни,
                                                                  Телеграфисты, соборяне
                                                                  (Ну, эти не во всяки дни),
                                                                  Модистки, старцы влюбленны,
                                                                  Мелкопоместные дворяне,
                                                                  Катюши, Жоржики, Женни...

                                                                 Да не забыть о Графомане!
                                                                  Припас таких ехидный Рок
                                                                  Для всякого собранья впрок.
                                                                  Он, в пиитическом дурмане,
                                                                  Всё пишет, не жалея строк,
                                                                  В моднейший "Каверзный листок".
                                                                  Простим бедняге сей порок!

                                                                 Конечно, мы про пикники:
                                                                  Флирт на пленере, угощкнье,
                                                                  Слова, столь милы, сколь легки,
                                                                  То дум высокое стремленье,
                                                                  Не терпящего ущемленья
                                                                  Свобод воскресных, населенья
                                                                  Брегов известной нам реки.

                                                                 Панамы, шляпки и фуражки,
                                                                  Усищи, локоны, венки,
                                                                  И мордольоны, и мордашки
                                                                  Равно склонились, кто с рюмашкой,
                                                                  А кто, с кокетливой ромашкой,
                                                                  У дам с охотничьей замашкой
                                                                  (А нынче -- самые деньки),
                                                                  Сии цветочки-завлекашки
                                                                  В акульих зубках нередки.
                                                                  Все здесь, печалям вопреки,
                                                                  Над этой скатертью, милашки,
                                                                  Окрылены французской бражкой,
                                                                  От скучных будней далеки.

                                              
                                                                                                                продолжение следкет



                                                 
                                                                                                       
                  
                                                                            












Источники иллюстраций:
http://wikimapia.org/17826455/ru/%D0%A3%D1%81%D0%B0%D0%B4%D1%8C%D0%B1%D0%B0-%D0%A2%D0%B0%D0%B9%D1%86%D1%8B
https://vilingstore.net/SPANIEL--golubaya-krov-Kavaler-king-charlz-spaniel-i115904






                                                           






                                                            
                                               

                                                            

                                    

 


                                             
                                               


Ekaterina Maximova rehearsing “Giselle” with her student, Svetlana Lunkina
checkered
ukhudshanskiy
Оригинал взят у ukhudshanskiy в Ekaterina Maximova rehearsing “Giselle” with her student, Svetlana Lunkina


Оригинал этого поста находится по адресу http://ukhudshanskiy.dreamwidth.org/7425207.html


Варлам Шаламов: Массовое убийство кошек и людей — это одна из отличительных черт социализма
checkered
ukhudshanskiy
Оригинал взят у ukhudshanskiy в Варлам Шаламов: Массовое убийство кошек и людей — это одна из отличительных черт социализма
Оригинал взят у [personal profile] philologist в Варлам Шаламов: "Животных делают из лучшего материала, чем человека"
Из переписки 1965 года писателя Варламова Шаламова (1907-1982) с вдовой поэта Надеждой Мандельштам (1899-1980). Текст приводится по изданию: Шаламов В. Новая книга: Воспоминания. Записные книжки. Переписка. Следственные дела. — М.: Изд-во Эксмо, 2004.



В.Т. Шаламов — Н.Я. Мандельштам

<Август 1965 года>

Дорогая Надежда Яковлевна! Кошку мою Муху убили. Застрелили в голову. Открыто в московских джунглях застрелил какой-то генерал. На Западе там везде есть Общества покровительства животным, есть налоги какие-то, взамен которых государство охраняет животных, — у нас же только смерть и убийство считаются делом чести, славы. Массовое убийство кошек и людей — это одна из отличительных черт социализма, социалистической структуры. Животные безусловно входят в мир людей, облагораживают этот мир и понимают гораздо больше, чем думали Павлов и Дуров. Животных делают из лучшего материала, чем человека, и они много вносят в нашу жизнь добра, неизмеримо больше душевного здоровья, чем пресловутый «зеленый друг». И ад животных — страшен.

Read more...Collapse )


Оригинал этого поста находится по адресу http://ukhudshanskiy.dreamwidth.org/7421261.html


Встреча в Париже. Рассматривая лица.
checkered
ukhudshanskiy
Оригинал взят у ukhudshanskiy в Встреча в Париже. Рассматривая лица.
Оригинал взят у [personal profile] procol_harum в Встреча в Париже. Рассматривая лица.
trump-macron-first-ladies-ap-ps-170713_4x3_992
Президент США Дональд Трамп с супругой Меланией Трамп вчера, 13 июля, встретился в Пирже с президентом Франции Эмманюэлем Макроном и его супругой Брижит.Read more...Collapse )

Flag Counter





Hitwebcounter.com Free



Оригинал этого поста находится по адресу http://ukhudshanskiy.dreamwidth.org/7418693.html


Отрывок из книги С. Григорьянца "Полвека советской перестройки". О начале проекта "Глазунов"
checkered
ukhudshanskiy
Оригинал взят у ukhudshanskiy в Отрывок из книги С. Григорьянца "Полвека советской перестройки". О начале проекта "Глазунов"
Оригинал взят у enzel в post
С.И.ГРИГОРЬЯНЦ ОБ И.С.ГЛАЗУНОВЕ

В дополнение к довольно содержательной беседе С.Григорьянца и Ю.Кублановского на «Свободе» (см.: https://www.svoboda.org/a/28606723.html) - отрывок из книги С.Григорьянца Полвека советской перестройки, где речь идёт о начале проекта "Глазунов".



Но особенно забавной и характерной для круга Шелепина была история художника Ильи Глазунова, ставшего своим человеком и для ЦК ВЛКСМ, и для КГБ.

О поразительном взлете русской культуры, возвращении советским людям многого лучшего из «серебряного века» России и рождении нового первоклассного искусства в самых разных областях мы уже писали. Это был результат напряженных усилий тысяч старых, чудом уцелевших, и молодых, появившихся с первоклассными задатками, русских художников, прозаиков, поэтов и критиков, актеров и музыкантов, то есть того истончившегося, но еще живого слоя, который и принято называть русской интеллигенцией. Почти всегда они были чужды, скорее даже осторожно враждебны, советскому строю, далеки от партийно-государственных структур, но либеральная политика скрытная у Суслова и более откровенная у очень близкой к Хрущеву министра культуры СССР Екатерины Фурцевой, которая многое не просто поддерживала, но даже «пробивала» через партийные органы, не только дала им возможность достаточно открытого и почти безбоязненного существования, но впервые за годы существования советской власти на первое место поставила художественный талант, профессионализм в любой области, а уж потом настаивала (впрочем, тоже довольно настойчиво) на пропаганде советских идеалов и если уж не сталинских догм, то наскоро смонтированных «ленинских заветов».

Но среда Шелепина и ЦК ВЛКСМ состояла из людей, которые были профессионалами лишь в пропаганде «марксизма-ленинизма» и партийных интригах.

Поэтому их наиболее известный проект в области культуры, хотя и уцелел до сих пор, как и «никодимовщина», но имел такое же отдаленное отношение к русскому искусству, как митрополит Никодим к подлинному православию. Старая интеллигенция по своим идеологическим качествам и недостаточной покладистостью для контролируемых Шелепиным структур казалась все же неподходящей и трудно управляемой, а те, кто стали вполне советскими, за долгие годы приспособленчества и унижений были донельзя скомпрометированы в глазах общества и в России и за рубежом. Итак, для того грандиозного действа, которого хотелось Шелепину и которое бы бесспорно свидетельствовало об обновлении и русской культуры и общественной жизни, нужен был кто-то новый.

Read more...Collapse )



Гламунары Сталин в шубе и Серго Орджоникидзе на похоронах стратонавтов. Москва. 1934
checkered
ukhudshanskiy
Оригинал взят у ukhudshanskiy в Сталин в шубе и Серго Орджоникидзе на похоронах стратонавтов. Москва. 1934


Оригинал этого поста находится по адресу http://ukhudshanskiy.dreamwidth.org/7405149.html

Tags: ,

Поэты недальновидности и хамства
checkered
ukhudshanskiy
Оригинал взят у ukhudshanskiy в Поэты недальновидности и хамства
Оригинал взят у [profile] blackicon в ПОЭТЫ-БУТЕРБРОДЫ И ВСЕ, ВСЕ, ВСЕ
С начала 2017-го года почти сотне российских деятелей культуры был запрещён въезд на территорию Украины. Причиной этому стала их открытая политическая позиция, солидарная с курсом путинской РФ-ии, либо посещение ими оккупированных территорий Украины с чисто финансовыми или медийными целями. И то и другое является показателем недальновидности и удивительного советского коммунального хамства. И если звёзды эстрады устраивали так называемый "чёс", преследуя исключительно коммерческие цели, то иные мастера словесности поставили на своей карьере и биографии жирный крест. Последние не поняли одного - их "великие стихи и рассуждения" никому в провинции мира и смыслов не нужны. Их просто использовали в качестве дешёвой обслуги.

Алина Витухновская



Оригинал этого поста находится по адресу http://ukhudshanskiy.dreamwidth.org/7404552.html


?

Log in